Первая часть
Вторая часть

III. Путь тактика и «непутевая» жизнь.

Как правило, тактик, выбирая путь, ставит нечёткие цели, осознать которые можно только после того, как они будут достигнуты. Его цели определяют другие, а в некоторых случаях – «другое». Например, тактик может склоняться к тому, что его судьба уже предначертана. Путь тактика – это служение некой великой идее, поиск истины . Тактика, определившего свой путь, назовём «путевым». Его дорога может быть витиеватой и разнообразной, в отличие от дороги человека, который чётко видит перед собой цель. Если тактик не может определиться с выбором своего пути, назовём его «непутевым».

Так, живя «непутевую» жизнь:

Дон Кихот всегда находит, чем себя занять и развлечь. Он обращает внимание на какие-то альтернативные возможности, трудится над делами разной степени полезности, не забегает вперёд и не имеет, соответственно, конкретной цели.

Гюго старается ничего не делать зря и если необходимо, может в чём-то себя ограничить. Он думает о завтрашнем дне, надеясь на то, что завтра будет лучше, чем сегодня. Таким образом, Гюго живёт убегающим завтрашним днём.

Максим пытается жить правильной жизнью, как положено порядочному человеку. Стремится соблюдать различные правила и законы. Никогда ничего не нарушает. В общем, всецело подчиняется закону.

Есенин всегда делает только то, что ему хочется, получая от этого сиюминутное удовольствие и так бесполезно прожигая жизнь.

Бальзак посвящает себя абстрактной цели денежного благополучия, склоняется к тому, что его судьба уже предначертана, поэтому движется интуитивно, конкретно не представляя, что будет в итоге. Не оказывая никому помощь, без отдачи, он проживает свою жизнь в одиночестве.

Драйзер живёт в морали, которую сам перед собой возвёл, строго соблюдает приличия, чем и остаётся доволен, чего нельзя сказать об окружающих: они могут отвернуться от такого моралиста.

Штирлиц старается не унывать ни при каких обстоятельствах, а в случае неудачи убедить себя в том, что это только к лучшему. Он может оправдать любой промах, искренне веря в своё объяснение, тем самым занимаясь самообманом.

Гексли фонтанирует значительными и не очень идеями. Каждый его день сопровождается новым потоком мыслей, в котором он утопает, отчего чувствует бурную деятельность и ощущает уверенность в себе. Так Гексли в надежде найти что-то уникальное, в конечном итоге остаётся ни с чем.

При этом каждый желает обрести смысл жизни.

Тактик: жизнь в потоке.

Для тактика наибольшую важность представляет концентрация не на цели, а на движении к ней. Это самый оптимальный и продуктивный способ реализации осознанной и счастливой жизни. Он выбирает не цель, а направление, которому следует до тех пор, пока не заинтересуется новым.

Некоторые тактики находят путь, с которого им не хочется сходить. В таком случае потребность в поиске целей отступает на задний план, так как сама дорога начинает вести тактика, позволяя ему наслаждаться процессом.

Порой тактик, наблюдая одержимость стратега какой-либо целью, завидует несокрушимой энергии желания, которая зачастую является гарантией достижения необходимого результата. Однако, по мнению тактика, такие люди многое и упускают, ведь сосредотачивая свои помыслы на чём-то одном, не видишь ничего вокруг! А тактику вокруг открывается много нового, он волен выбрать любое направление, не связывая себя одной конкретной дорогой, ведь что такое жизнь, если не путь?

Тактик: негативные последствия от концентрации на одной цели.

Скованно тактик чувствует себя тогда, когда решается отдать предпочтение какой-то одной цели, сделав её основной. Чем больше он осознает свою цель и больше начинает на ней концентрироваться, тем меньше остаётся времени оглядеться вокруг, тем быстрее летит жизнь. Тактик начинает чувствовать беспокойство и неуверенность: может, стоило выбрать другую цель? Может он занимается чем-то не тем? Ему начинает казаться, что он непременно что-то упускает, отвлекаясь от других целей. Чем больше времени он целенаправленно движется в контексте одной цели, тем более беспокойно ему становится. Неуверенность тактика связана с чувством пустоты и неопределённости, потому что стратегическая работа вынуждает его вести себя неестественно, провоцирует несвойственное ему поведение.
__________________

Подтема: Расточительство и экономия.

Стратег концентрируется на сенсорных аспектах, а тактик на интуитивных.

Сенсорные аспекты:
Стратег накапливает материальные ресурсы – тактик пытается их экономить. Он боится опоздать, проглядеть, переплатить, а стратег боится упустить возможность приобретения.
По этой причине тактик старается на всём экономить, а стратег по мере возможности приобрести что-то новое.

В диаде Дон Кихот/Дюма:
Тактик Дон Кихот доволен тем, что сэкономил, а Дюма – тем, что приобрёл новую вещь. Он старается не обращать внимания на то, сколько потратил, в то время как Дон Кихот, напротив, считает каждую копейку. Дюма брезгует несвежими продуктами, в то время как Дон Кихот не всегда обращает внимание на первую свежесть.

В диаде Гюго/Робеспьер:

Тактик Гюго старается все принести в дом. С продуктами он обращается творчески: если затвердел сыр – потрёт его в яичницу, если прокисло молоко – сделает простоквашу.
Стратег Робеспьер поступает по своему разумению. Ему нравится, когда на столе много блюд, но он также может обойтись и без них. Робеспьер не жалеет средств на то, что ему необходимо: дорогие наушники, сверхновый системный блок и т.д.

В диаде Гамлет/Максим:
Стратег Гамлет старается произвести на всех сногсшибательное впечатление своей экстравагантностью и неординарностью. Он стремится подчеркнуть свою индивидуальность.
Тактик Максим очень бережно относится к своим вещам, следит за тем, чтобы поддерживать их в хорошем состоянии. Он испытывает дискомфорт, когда вещей становится много: появляется возможность большого выбора, и Максим теряется. Ему гораздо удобнее, когда под рукой есть всё самое необходимое, когда он точно знает, какой костюм наденет на работу или на праздник.

В диаде Жуков/Есенин:

Стратег Жуков старается выглядеть роскошно и привлекательно. Своим внешним видом он хочет моментально расположить к себе и установить с окружающими хорошие отношения. Он не жалеет денег на свою внешность, а в доме, на интерьер.
Тактик Есенин не любит покупать вещи самостоятельно, часто сомневается в своём выборе, боясь купить что-то не то. Он старается не делать покупки без необходимости. Однако Есенину нравится, когда ему преподносят подарки.

В диаде Наполеон/Бальзак:
Стратег Наполеон стремиться выглядеть лучше всех. Так же, как и Жукову, ему нравится роскошь, но роскошь не для того, чтобы продемонстрировать её другим и сформировать о себе соответствующее впечатление, а в первую очередь, для самого себя. Наполеоны в определённой мере нарциссы: они любуются самими собой.
Тактик Бальзак задумывается о покупках, если у него есть для этого достаточно денег. Среднего качества вещи покупать он не станет. Поэтому, если у него недостаточно денег на желаемое приобретение, то Бальзак будет терпеливо ждать. В отличие от Наполеона он на это способен.

В диаде Джек/Драйзер:

Стратег Джек старается носить все новое, брендовое. Ему становится некомфортно, если одежда испачкалась или порвалась: сразу хочется утилизировать испорченную вещь и приобрести новую.
Тактик Драйзер любит заниматься рукоделием. Ему приятно творить по ЧС, возвращая вещам их первоначальное качество. Обилие разных вещей его тоже не привлекает. Он испытывает напряжение по болевой интуиции возможностей.

В диаде Штирлиц/Достоевский:
Тактик Штирлиц, помимо того, что может сделать «суп из топора» благодаря своей творческой функции (БС), стремится ещё и на всём сэкономить, старается покупать не то, что вкуснее, а то, что полезнее, во всем исходит из целесообразности и расчёта. Если какой-то предмет ещё можно каким-либо образом использовать, то он непременно этим воспользуется.
Стратег Достоевский не любит считать деньги, но любит делать дорогие подарки или участвовать в благотворительности.

В диаде Гексли/Габен:
Тактик Гексли делает покупки из соотношения цена-качество. Излишеств, как в еде, так и в одежде, он не любит. При покупке Гексли смотрит на состав продукта, а не на его упаковку.
Стратег Габен тратит деньги на свой комфорт – всё должно привносить удобство и уют. Так большая часть денег уходит на домашний интерьер.

Исходя из этого, мы можем сделать следующий вывод: за отсутствием стратега тактик экономит на самом себе, покупая дешёвые продукты, одежду низкого качества, а то и вовсе не обновляя гардероб/интерьер и т.д. Стратег, напротив, живёт на широкую ногу, ему сложно отказать себе в чём-либо. Когда рядом нет тактика, он может потратить последние средства существования на дорогой костюм или предмет украшения. Внешность и дорогие безделушки являются показателями статуса стратегов. Они могут приобрести дорогую машину, не имея средств на её обслуживание, или расстаться с последними деньгами в ресторане, а потом питаться, к примеру, лапшой быстрого приготовления до заработной платы.

Стратеги осуществляют приобретения впрок: лучше купить сейчас, пока есть такая возможность, чем искать вещь, когда она понадобится. Тактики не стремятся покупать что-либо без должной на то необходимости, предпочитая сэкономить. Таким образом, стратеги более расточительны, нежели тактики, поскольку, если они желают получить что-то сейчас, имея на это средства, они это получат. Однако имеют место быть скупость и жадность, когда ими осуществляется стратегия подавления всех своих желаний.
В целом всегда следует учитывать ситуацию. Если мы имеем дело с: «Захотел, не смог удержаться и купил», то, скорее всего, речь идёт о стратегии.

Работа с информацией: интуитивные аспекты:

Тактики ведут себя очень неэкономно и даже беспечно по отношению к информации, всюду распространяя её, в то время как стратеги делятся информацией неохотно.
Стратег предоставляет информацию лишь в том случае, когда уверен, что ею воспользуются, или в случае личной выгоды, демонстрируя уровень своей компетенции, дабы в дальнейшем это помогло ему каким бы то ни было образом.

Тактик даёт информацию с целью продемонстрировать свою эрудицию, показать себя перед другими, или для личного удовольствия, чтобы поднять самооценку, демонстрируя, как многочисленны его познания.

При этом ценность информации, которую обеспечивает тактик не так значительна, в отличие от той, которую предлагает стратег, разница состоит в самом подходе к данному процессу.

Тактик даёт информацию, не глядя в корень ситуации: это не предметная, а общая информация. Советом тактика можно воспользоваться сегодня, но он может не подойти для завтрашнего дня.

Стратег же, даёт информацию более конкретно и предметно, с учётом сложившийся ситуации, с ориентацией на будущее. Советы стратега – это советы на перспективу. Прежде чем дать совет, он сначала пытается выяснить ситуацию: узнать, какая перед человеком стоит цель, что он желает в конечном итоге получить. Тактик, напротив, сразу стремится показать свои знания, не выясняя того, что человек намеревается получить в результате. В этом отношении тактики выглядят как теоретики, а стратеги – как практики.

В диаде Дон Кихот/Дюма:
Информация, которую предоставляет Дон Кихот, многим кажется малопонятной без поддержки со стороны стратега Дюма. В первую очередь Дон Кихот рассказывает о чём-то, потому что у него есть такая потребность.
Дюма же, если что-то и рассказывает, то лишь с целью прояснить ситуацию. Он рассказывает не для самого себя, а для другого человека, следовательно, такая информация более понятна, ведь она обращена на конкретные нужды другого человека.

В диаде Гюго/Робеспьер:
Действия тактика Гюго без стратегической поддержки Робеспьера выглядят весьма суетливыми и расточительными. Он выдаёт слишком много информации. Приводя конкретный пример, Гюго увлекается игрой ассоциаций и освещает другие похожие ситуации: из конкретного совета информация обретает характер сплетни.
Стратег Робеспьер, напротив, без необходимости предпочитает не давать информацию, тем более от него сложно услышать что-то лишнее. Кроме всего прочего, он старается не говорить прямо, а стремится косвенно зародить в человеке нужное отношение к происходящему или побудить его к необходимым действиям. Люди редко осознают, что начинают руководствоваться советами, которые дал Робеспьер: им кажется, что они сами дошли до этого, в то время как, его рекомендации выглядят очень явными и ими мало кто пользуется.

В диаде Гамлет/Максим:
Стратег Гамлет способен сказать нечто такое, что кардинально изменит восприятие ситуации. Его слова могут и не относиться к предмету разговора, но тем не менее, у слушателя они будет резонировать с его личной проблемой и подтолкнут на необходимые действия.
Советы тактика Максима порой звучат слишком очевидно для того, чтобы возникало желание к ним прислушаться. Помимо этого, большая часть информации говорится им несвоевременно. Возможно, совет его и является дельным, но в данный конкретный момент человек не готов его принять.

В диаде Жуков/Есенин:
Стратег Жуков способен придать уверенность в своих силах и возродить веру в себя.
Тактик Есенин часто увлекается игрой слов и метафорами, в связи с чем, не у каждого остаётся серьёзное отношение к его советам.

В диаде Наполеон/Бальзак:
Советы стратега Наполеона направлены в первую очередь на то, чтобы целиком и полностью избавить человека от высокомерия и жалости к самому себе. Наполеон интересуется тем, что тот реально сделал сам и какие личные усилия приложил для того, чтобы повлиять на ситуацию.
Рекомендации тактика Бальзака схожи с советами Наполеона, но в отличие от последних, советам Бальзака не хочется следовать, и главным образом потому, что они сами им не следуют. Их советы слишком идеализированы.

В диаде Джек/Драйзер:
К советам стратега Джека тянутся в первую очередь потому, что это не размышления на тему, а руководства к действию. Джек даёт чёткие указания о том, что и как нужно делать.
Тактик Драйзер даёт слишком много оценок и морализирует, что не располагает к желанию получить его совет. Так же, как и Максим, Драйзер говорит многое из того, чего можно было бы и не говорить. Если первому не всегда удаётся вызвать в слушателе должного отношения к своим советам, то Драйзер советует так, что у слушателя в дальнейшем пропадает всякое желание обратиться к нему вновь. Несмотря на то, что советы Драйзера представляют собой определённую ценность, не все им следуют. Это связано с тем, что Драйзер больше критикует, нежели рекомендует.

В диаде Штирлиц/Достоевский:
Тактик Штирлиц слишком много рассуждает. А советы его звучат столь правильно и ровно, что возникает ощущение, будто бы это информация из учебника.
Советы стратега Достоевского столь искренни и от всего сердца, что неудобно сказать, что они не к месту.

В диаде Гексли/Габен:
Советы тактика Гексли слишком похожи на уловку. Слушатель больше думает не о совете, а о том, какой подвох в нём кроется.
В предложениях стратега Габена также очевидна его личная выгода, но она более конкретная и явная, нежели в советах Гексли. Слушатель понимает, чем ему придётся расплачиваться в случае принятия рекомендации, и от чего он отказывается в случае непринятия её.

Итого: стратеги более бережно обращаются с информацией, в отличие от тактиков. Если они дают совет, то делают это целенаправленно. Их советы получают больше доверия. Советы тактиков не всегда воспринимаются всерьёз, и не все к ним обращаются за советами.

Опираясь на совет стратега, можно проиграть битву, но выиграть войну; опираясь же на совет тактика, вы можете выиграть битву, но проиграть войну.

Обсуждение в группе Соционическая кухня

Соционика Ионкин

Leave a Reply