II. Стратегическое отношение к цели и выбору средств её достижения.

Стратег чаще тактика застревает на достижении намеченной цели.

Решительные стратеги стремятся к скорейшему достижению результата в отличие от рассудительных стратегов, которые занимают выжидательную позицию, тасуя фишки игры с целью добиться наибольшего преимущества.

Так в задачу Робеспьера и Достоевского входит достижение небольшого позиционного преимущества. Для того чтобы компенсировать свой недостаток по аспекту слабой волевой сенсорики им необходимо не только разделить задачу на этапы, но и сделать всё возможное, чтобы никто не мог заметить их до того, как они достигнут этого преимущества. Разделение на этапы должно быть практически пригодно, а предварительно поставленная цель должна соответствовать особенностям их позиции.

Задача Жукова и Наполеона подразумевает под собой подавление воли противника. Представителям данных ТИМов сложно объяснить, почему вы не согласны с их позицией и по какой причине не можете выполнить поставленную ими задачу – проще сделать и то, и другое.

Решительные и рассудительные стратеги стараются сделать всё возможное для того чтобы прийти к намеченной цели. Они могут изменить методы достижения цели, тем самым дезориентировав противника, но не отказаться от неё: если они действительно чего-то хотят, их будет сложно остановить и тем более переубедить.

К примеру, Дюма или Габен поставили перед собой цель не делать что-либо. В этом случае они могут создать такие условия, при которых их попросят не делать этого или при которых станет очевидным, что всем будет лучше, если они этого не сделают.

Поведение стратегов при движении к цели более экспансивно, в отличие от поведения тактиков. Они стараются приобщить к своей цели других, переложив, таким образом, осуществление плана на чужие плечи.

Например, Дюма, на несогласие выполнить его требование, демонстрирует своё недовольство, накаляя атмосферу благодаря творческой этике эмоций так, что другому человеку становится весьма дискомфортно за то, что он ответил отказом. В таких обстоятельствах стратеги лишь больше убеждаются в своей правоте.

Стратегия – постановка целей и составление планов; тактика – их осуществление.

Очевидно, стратегам непросто даётся подчинение себя чужим планам и целям.

Так Наполеону и Джеку тяжело реализовывать чужой проект, то есть работать на кого-то. Стратегам наиболее комфортно в роли руководителей, нежели в роли исполнителей. А Максиму и Драйзеру предпочтительнее занимать должность, на которой они несут частичную ответственность. Будучи руководителями, они нередко остаются верными исполнителями по отношению к владельцам бизнеса.

Стратег выбирает цель, а тактик выбирает путь.

Тактику сложно представить, к чему в конечном итоге он придёт, поэтому он выбирает не цель, а направление. После выбора направления тактик начинает видеть, стоящие перед ним задачи. Так направление позволяет ему взглянуть за пределы своей текущей деятельности. Предположим, Максим выбирает рост по административной карьерной лестнице. Он понимает, в каком направлении ему следует двигаться. Естественно, что любой путь имеет начало и конец, пределом административной власти будет являться пост президента.

Если Дон Кихот выбирает себе направление, нацеленное на открытие в какой-либо науке чего-то нового, то в конечном итоге он придёт к тому, что проще открыть новую науку, чем пробиться сквозь существующий набор стереотипов и принципов в той области, которая была создана до него.

Обратим ваше внимание на следующее: тактик, способный адекватно оценить позицию и приспособить к её особенностям свои планы не сумеет осуществить их надлежащим образом, если в тактическом отношении не окажется на достаточно высоком уровне. Тактическая ошибка, как правило, наказывается серьёзнее стратегической ошибки, которая в любом случае приводит к определённому результату. Тактическая же ошибка выбивает участника из самого процесса. Естественно те, кто не видят направление движения, вовсе теряются при постановке задач, и не имеют представления о том, что им делать.

Тактический масштаб цели.

Чтобы не оказаться в подобной ситуации тактики стараются направлять свои усилия на достижение небольших, без труда доступных целей. В особенности это характерно для предусмотрительных тактиков, которые опасаются потерять время (Гюго, Штирлиц) или возможность (Есенин, Бальзак). Слабую ориентацию на конкретную цель они компенсируют целями альтернативными, но меньшими по масштабу. Если стратег поможет в их систематизации, то тактику останется сделать лишь небольшой шаг в нужном направлении для того, чтобы достичь необходимого результата.

К примеру, из работ, написанных беспечным Гексли, может получиться что-то конкретное, если кто-то поможет оформить их надлежащим образом.

В общем и целом тактики располагают обширным полем интересов, благодаря которому с комфортом и без лишних усилий, а порой и неожиданно для окружающих достигают значительных результатов. Про них, как правило, говорят: «Никогда бы не подумал, что он добьётся этого». Заметим, что и самим тактикам их результаты порой кажутся неожиданными.

Первая часть

Обсуждение в группе
соционика ионкин

Leave a Reply