Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвертая часть

V. Признак «стратегия/тактика» в разрезе феномена жизненной перспективы.

Следует отметить, что в формировании жизненной позиции особое значение приобретает феномен жизненных перспектив личности. То есть, несмотря на то, что психологический признак стратегия/тактика является во многом жизненно формирующим и как бы задаёт направление к определённому движению психотипа по жизни, все же он не всегда играет ведущую роль. Это во многом объясняет то, почему психотипы с одним и тем же набором психологических установок достигают разных результатов: по значению и по направлению.

Феномен жизненной перспективы раскрывает определённые закономерности восприятия будущего: предвидения предстоящих событий, выдвижения целей и выбора путей их достижения, определённое влияние жизненных планов на организацию деятельности и поведение человека в настоящем. И он охватывает более широкую область, которая лежит в плоскости таких дисциплин как психология, философия и социология.

Слово «перспектива» происходит от латинского слова «perspectus», и буквально означает «ясно увиденный». Т.е. перспектива — это определённый план на будущее.

В психологическом интервью часто задают вопрос: «Кем вы видите себя через пять лет?» Так вот, человеку, для того, чтобы иметь представление о том, кем онстанет через пять лет: чем он будет заниматься, кто его будет окружать, где он будет жить и т.д., нужно поставить перед собой цели в рамках этих ближайших пяти лет.

При этом, как показывает практика, не только тактики, но даже стратеги не всегда могут внятно ответить на этот вопрос. Хотя в целом, по моему личному опыту проведения интервью, стратеги в лучшей степени ориентируются в этом вопросе и более предметно и определённо отвечают на него. Особенно это касается Гамлета и Джека, которые, благодаря творческой интуиции времени, даже если ранее не задумывались об этом, могут легко сориентироваться и дать чёткий ответ.

В целом, жизненные перспективы, их чёткое осознание, их дальность, надёжность и т.д., определяются профессиональным, семейным и возрастным самоопределением в жизни, которое зависит от личности, от её социально-психологической и социальной зрелости и активности.

Таким образом, тем, кто ещё не определился с выбором профессии, гораздо сложнее ответить на вопрос о том, кем они себя видят через пять лет.

В то время как человек, который через пять лет выйдет на пенсию, независимо от того, относится ли он к тактикам или стратегам, может куда более определённо ответить на этот вопрос, потому что его социальное положение, его возраст и прочие факторы уже во многом предопределяют то, чем он станет заниматься, выйдя на пенсию.

То есть, можно сказать, что чем больше у человека обязательств, тем более определённой становится его жизнь.

Так, дисциплинированный Максим, как, по сути, и любой другой тактик, находясь на позиции руководителя, как правило, чётко знает, что ему нужно делать в ближайшей перспективе.

Для того чтобы активизировать потребность в проектировании жизненной перспективы, необходимо постоянно выявлять то, как намерения, притязания, склад личности выражаются в жизненных проявлениях личности и какие последствия те или иные способы жизни имеют для внутреннего мира и личностного склада, как изменяют её мотивы, характер, как развивают способности.

Поскольку таким анализом редко кто занимается, можно установить, что для подавляющего большинства людей базовые психологические признаки имеют решающие значение.

Уже одна степень совпадения или расхождения жизненной практики и ценностей, способностей, устремлений человека может служить показателем цельности или разобщённости личностных структур, перспективности или регрессивности их развития.

И это без учёта вашего взаимодействия с психотипом того, с кем вы живете.

То есть, все эти нюансы имеют определённую ценность, и представляют собой уже тактический инструментарий нашего анализа.

Обратите внимание, что, несмотря на безусловно огромное значение тактики, почти все существующие книги по психологии (не говоря уже о соционике) занимаются преимущественно вопросами стратегии.

Это предпочтение объясняется следующими причинами:

Во-первых, развитие тактических способностей зависит большей частью от практики и является вопросом рутины.

Во-вторых, проблемы тактики настолько многочисленны и разнообразны, что может показаться безнадёжной попытка внести в них какую-либо систематизацию.

Так мы можем с определённой степенью уверенности говорить о том, что жизненная перспектива открывается тому, кто сам в настоящем создал систему определённых жизненных отношений, систему опор, которые обладают всевозрастающей ценностью. Совокупность этих отношений и есть жизненная позиция, которая целостным образом и определяет будущее личности.

К примеру, тот, кто принадлежит к психотипу Наполеон, в своём потенциале обладает; большими шансами на социальный успех, чем обладатель психотипа Дюма. Но социальный успех; вещь весьма относительная. Если Наполеона окружают психотипы из первой квадры со своей жизненной перспективой, то его успехи будут восприниматься сквозь призму их жизненной перспективы и скорее они посочувствуют его успеху, нежели чем пожелают его.

В этом и состоит разница между подходами психологов и социоников.

Психолог, условно, рассматривает события тактически, а соционик; стратегически. Когда у нас нет общей структуры психики, когда у нас нет модели интертипных отношений, мы начинаем тонуть во множестве частностей. С другой стороны, когда мы не обладаем тактическим инструментарием, который во многом связан с нашим жизненным опытом, мы тоже начинаем тонуть во множестве частностей практической стороны жизни.

Именно поэтому нам нужно дополнение по другому полюсу признака «тактика/стратегия», чтобы была возможность увидеть ситуацию под разным углом восприятия.

Иначе мы можем столкнуться с тем фактом, что у стратега не будет никаких целей: ни сейчас, ни вообще. И тогда он сделает ошибочное предположение, что он тактик. А тактик, который сознательно занимается вопросами планирования, мотивации и контроля, сделает ошибочное предположение, что он стратег.

В формировании жизненной перспективы большое значение играет активность личности во всех проявлениях жизни.

Если активности никакой нет, или активность носит деструктивный характер, то мы сталкиваемся с тем, что у человека нет ни целей, ни какого-либо представления о пути, по которому он следует. И здесь, опять же, соционика может помочь выделить определённую типичность в проявления стратегов и тактиков.

Тактик без целей и без определённого направления по жизни; явление вполне нормальное. Это естественный ритм его жизни; плавать в потоке событий. Кто-то плавает более активно, кто-то более пассивно. В конечном итоге кто-то попадает, что называется под струю, начинает чувствовать поток и становится «путевым» человеком.

У стратега нет возможности фиксировать поток. Мышление стратега фиксирует конкретные цели, которые служат определённым ориентиром в движении по жизни. Если целей нет, то нет и жизни. А если нет жизни, то начинается деградация. Поэтому тактики психологически более стабильны, чем стратеги.

В большей степени это относится к стратегам центральным, чем периферийным. В первую очередь все они; решительные экстраверты, которые в любом случае будут проявлять какую-то активность.

Эмпирически можно сказать, что Гамлеты и Джеки без целевой установки тянутся к алкоголю. А Жуковы и Наполеоны начинают проявлять бурную активность физического характера, которая нередко приводит их в места лишения свободы.

Сразу хочу подчеркнуть, что никакой статистики на этот счёт у меня нет. Это лишь эмпирические данные, которые также можно объяснить определённым расположением аспектов модели А и комбинацией определённых психологических признаков Рейнина, что частично мной было сделано в серии статей, посвящённых негативной мотивации психотипов.

Что же касается стратегов периферийных квадр, то вследствие таких психологических признаков, как рассудительность и интроверсия, их деструктивное поведение менее заметно для социума, но более выраженно для них самих.

Дело в том, что решительного стратега можно легко вернуть к продуктивной социальной активности, как только у него появляется цель. Часто в качестве такой цели выступает работа.

Если у Гамлета или Жукова есть работа, то вся энергия направляется в эту сферу. Если работы нет, то Гамлет начинает выпивать, а Жуков буянить. С Наполеоном и Джеком сложнее: помимо работы им нужно какое-то хобби, а ещё лучше, если хобби становится частью заработка.

У решительных стратегов социальная активность выступает как потребность в деятельности и определяет цели, направление, мотивы, а также является источником пробуждения «дремлющих потенциалов».

Именно поэтому в моделировании себя и своей жизни важную роль занимает социальная, внешнеориентированная активность решительного стратега. Особенно это касается демократов; Наполеона и Джека. Потому что аристократы, Гамлет и Жуков, без проблем вписываются в имеющую структуру и перенимают внешнюю инициативу. Так Максим и Есенин могут сами найти своим дуальным партнёрам работу, договорится с работодателем, а им объявить о конечном результате: «я договорился с людьми, завтра утром ты выходишь на работу». Но такой номер не пройдёт, если мы имеем дело с Наполеоном или Джеком, потому что они должны сами проявить инициативу и участие в процессе.

Это должна быть их личная цель.

Если у Джека или Наполеона нет инициативы (простыми словами; нет желания), то они не могут быть активными.

Почему социальная инициатива уже вшита в программу Гамлета и Жукова? В первую очередь это связанно с доминирующими аспектами: ЧС и БЛ. Также это можно объяснить с помощью положения БПМ 2.

Активность и инициатива взаимосвязаны между собой. Человек, не имеющий инициативы, не может быть активным.

Перейдём к стратегам периферийных квадр. Их инициативность предполагает постоянную активность мысли, выражающуюся в различных целях и планах на будущее. Здесь инициатива; это творческое начало в личности.

Поэтому периферийные стратеги нуждаются в творческом самовыражении. Это могут быть любые формы творчества.

Если рассудительный стратег не занимается творчеством, то он начинает заниматься самоедством.

Дело в том, что вследствие вытесненного аспекта волевой сенсорики, у рассудительных и без того более низкая мобилизация.

Поэтому, чтобы почувствовать свою жизненную силу, они должны принять ответственность за каждое своё действие, ощутив себя хозяином собственной жизни. Для этого им необходимо на основе адекватной самооценки, анализа потенциальных возможностей, проектировать жизненную стратегию. Результатом такого планирования должно стать чёткое осознание и постановка близких и дальних целей. Их обозначение позволяет выстраивать перспективу жизненного пути.

И если беспечных-рассудительных стратегов Дюму и Габена ещё можно как-то подтолкнуть к определению себя в жизни благодаря описанию им тех возможностей, которые перед ними появляются, если они выберут то или иное направление по жизни, то предусмотрительных Робеспьера и Достоевского такое подталкивание может только ещё более отдалить от выбора жизненного пути.

И это связанно в первую очередь с тем, что аспект ЧС находится у них в ТНС. То есть, они не станут реализовывать вашу волю, как бы аргументировано она не звучала. Также следует отметить, что их мотивация связана с их внутренними мотивами.

Поэтому вся суть жизненного определения самодостаточного Робеспьера или Достоевского заключается в выборе условий, которые максимально отвечали бы особенностям их желаний(«внутренних пунктиков»), ценностей, способностей, в построении соответствующей перспективы жизни.

Таким образом, не все психотипы располагают развитой интеллектуальной способностью предвидения, прогнозирования будущего.

Сама проблема жизненных перспектив заключается в том, что от стихийного способа жизни человек может перейти к такому, который он будет определять сам. При этом Гамлета и Жукова мы можем подтолкнуть к определённым целям, Габену и Дюме рассказать об определённых возможностях и замотивировать на узконаправленную активность, в то время как Робеспьер, Достоевский, Наполеон и Джек должны сами определиться, в каком направлении им следует двигаться.

Обсуждение в группе Соционическая кухня
соционика ионкин

Leave a Reply